«Здоровая страна» предупреждает: остерегайтесь мошенников. Подробнее...
Клиника Вершина — реабилитация наркозависимых и алкозависимых лиц
Круглосуточно и анонимно
Получить консультацию

Манипуляция зависимых и как им противостоять

26.06.2017

За время употребления, личность зависимого человека деформируется под влиянием ПАВ. Если есть, какие-либо акцентуации характера, они имеют тенденцию к усилению, а некоторые черты напротив – становятся менее заметными. Одновременно с изменениями, происходящими с самим наркоманом или алкоголиком, меняется семейная система и как следствие люди в ней участвующие. Это, как правило, родственники — родители, дети или супруги. Они вовлечены в постоянное взаимодействие с зависимым, и вынуждены, так или иначе, приспосабливаться к новой реальности.

У них также меняется личность, некоторые черты и функции, такие например как, склонность к постоянному контролю, тревожность и подозрительность – усиливаются, а такие как способность заботится о себе, распознавать свои чувства и умение отказывать, напротив – атрофируются. Фокус внимания смещается на зависимого и его употребление, которое родственники пытаются контролировать или пресекать, впрочем, всегда неуспешно.

Со временем новый, «измененный» способ быть и жить в созависимой системе становится нормой, обычной повседневностью и встраивается в быт. Зависимый обманывает и употребляет, созависимый расстраивается, винит зависимого и снова включает контроль, а после дает «еще один шанс». И этот цикл повторяется постоянно. Это начинает напоминать игру, в которой каждый участник вынужден выполнять определенную функцию.

Со временем игры усложняются и превращаются в ритуалы и паттерны отношений. Осознанности становится все меньше, а стремление проигнорировать себя и реальное положение дел все больше. Уровень напряжения растет, проблемы и претензии накапливаются и чем дальше, тем меньше надежды на благополучное решение. И для внешнего наблюдателя, становится очевидным что на многие очевидные трудности, участники системы просто «закрывают глаза». Как будто сознательно выстраивают иллюзию «нормальной жизни», отказываясь признавать необходимость искать решение, и даже что такое решение вообще возможно.

Если говорить о тех самых играх и манипуляциях, которые появляются и получают свое развитие в семье наркомана, то обязательно следует упомянуть что как правило игры и дисфункциональность являются первичными в зависимо-созависимой системе. Употребление, зачастую, появляется как ответ на напряжение, в виде приспособительного механизма. Оно также может являться одним из вариантов «выигрыша» в семейных сценариях, когда зависимый получает дозу и нуждается в очередном спасении, а созависимый получает возможность спасать и легальную возможность проявлять агрессию.

Я все понял, или «Принятое решение».

Это одна из самых распространенных формулировок в ответ на претензии родных или близких, особенно если они подкреплены намерением перекрыть зависимому доступ к употреблению или угрозой разрыва отношений – лишение финансов, помещение в реабилитационный центр, развод и так далее. Тогда в ход идет эта манипуляция принятым решением, которая по сути является просьбой о еще одном шансе. Если родственники в достаточной мере созависимы и находятся в иллюзиях относительно реального положения дел, то это еще один шанс предоставляется с завидной регулярностью.

Если разбирать этот сценарий в русле ТА, то можно говорить о том что выигрывают от подобной игры все стороны. Зависимый получает еще один шанс, которым он конечно же не способен воспользоваться, так как не может управлять своим употреблением, но зато он получает возможность после очередного срыва обвинить созависимого в «недостаточной заботе и отсутствию контроля», - «ты же знаешь что я наркоман и мне нельзя доверять!», или занять позицию жертвы, в том случае, если его физическое состояние достаточно плачевно. Созависимый в свою очередь, после срыва, может легально злиться на нерадивого выздоровленца, укорять его в несдержанности и отсутствии воли. В этом случае они как бы легально могут занять позицию карающего агрессора или всемогущего спасителя.

Поэтому в «опытных» зависимо-созависимых системах, каждое очередное «принятое решение» встречается с радостью, как уникальная возможность получить желаемый выигрыш. Стороннему наблюдателю, иногда бывает дико и удивительно наблюдать, как созависимая мама дает сыну наркоману денег на кодировку, потому что вполне понятно, что никакой кодировки тот делать не станет, а потратит все на употребление. Однако, в таком взгляде не учитывается тот факт, что конечной целью является не попытка завязать, а как раз очередной срыв-прощение-удовлетворение.

Манипуляции здоровьем, или «Я умираю».

Вторая манипуляция связана с физическим состоянием, которое за время употребления ПАВ сильно страдает. Также многие созависимые люди находятся под впечатлением от мифа ломки. Им кажется, или скорее, им внушается, что ломка — это что то невыносимое и связанное со смертью. Созависимые люди, парадоксально, очень чувствительны к здоровью и физическому состоянию зависимого, и, почти не интересуются собственным, про которое они часто забывают или считают неважным.

Любые потребности зависимого, в частности в лечении, удовлетворяются с готовностью и некой неизбежной покорностью. Начнем с того, что просьбы в кодировке воспринимаются как чудо и желанное избавление из кошмара употребления, и исполняются почти мгновенно. Как продолжение – любые более или менее серьезные симптомы, рассматриваются как самостоятельные, оторванные от основного диагноза, и воспринимаются как нечто требующее безотлагательного лечения. Даже если нет денег – они будут найдены. Это похоже на то что происходит с самим зависимым, который любыми путями и способами найдет средства на покупку вещества. В данном случае на месте зависимого выступает созависимый, а аналагом вещества являются потребности и здоровье зависимого.

И в дальнейшем, стоит зависимому только начать говорить о здоровье – тут же у созависимого словно срабатывает условный рефлекс, и возникшая тревога требует немедленно сделать все, чтобы устранить источник, другими словами дать зависимому то, что он просит. Причем, так как тревога является «собственностью» созависимого, то и удовлетворяет он собственные потребности в успокоении. Если бы у него были другие инструменты работы с тревожными состояниями, ему не пришлось бы постоянно заботиться о комфорте зависимого.

Манипуляции отказом или «Назло маме, уши отморожу».

Эта манипуляция обычно появляется не сразу, а через некоторое время пребывания в реабилитационном центре. По сути это угроза, или шантаж. Зависимый, для того что бы прервать реабилитационный процесс, начинает использовать угрозы, обещая специально сорваться сразу после выхода из реабилитационного центра. Также это может быть подано в виде некой «заботы» о родных и их финансах. Зависимый рассказывает что зависимость болезнь не излечимая и поэтому реабилитация это бессмысленное мероприятие.

Контраргументом может стать пример выздоравливающих людей, факт который невозможно отрицать. Как правило далее следует вторая часть манипуляции про то что сам зависимый не такой «сильный» и поэтому срыв неизбежен, на что вполне резонно вернуть ответственность за жизнь и здоровье и не пытаться уговорить любыми правдами и неправдами «жить хоть как-нибудь». Это весьма трудно, отказаться от включения в такую манипуляцию. Потому как родственники привыкли весьма чутко реагировать на любые проявления недовольства и дискомфорта зависимого, а особенно на те которые приправлены соусом правдоподобия и здравого рассуждения.

Заключение.

По сути основная потребность зависимого человека, это сохранение Status Quo, когда ситуация остается прежней, роли в зависимо-созависимой системе остаются неизменными. Он употребляет, а родные и близкие обслуживают его интересы и удовлетворяют его потребности. Это своего рода попытка «не вырастать», не становиться взрослым, зафиксировать себя в статусе ребенка, нуждающегося в помощи. Родители, в большинстве сами не обладающие навыками здоровой привязанности и автономности, не способны поддерживать сепарационные процессы и предпочитают избегать стресса отделения. Так что по сути, детская позиция зависимого им то что так же выгодна как и ему. Они могут не менять свои способы жить, хотя парадоксальным образом не замечают, как постепенно их жизнь становится сущим кошмаром.

Решение о том, что бы выздоравливать и жить, или умереть принадлежит самому зависимому. Никто не может в принципе отвечать за индивидуальные экзистенциальные выборы другого. Финальная стадия отделения и становления человека происходит в тот момент, когда родители дают ему «право насмерть». Это делает человека отдельным, независимым и ответственным. До тех пор пока родители посредством ребенка реализуют свои потребности или встраивают его в свои иллюзии, никакое здоровое взаимодействие и проживание счастливой жизни без наркотиков либо невозможно, либо весьма затруднительно. Гораздо легче назначить сына или дочь на роль больного человека, а по сути вменить ему роль громоотвода, который позволяет не задумываться о собственной конечности, бессилии и зачастую ущербности и тотальной нуждаемости в любви и заботе.



Поделиться

Спасибо за внимательность!
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.